17:51 

Девятая жизнь

Trust can kill you or set you free…
«…тронь меня – и ты заденешь то,
что существует мимо меня, не веря
мне, моему лицу, пальто,
то, в чьих глазах мы, в итоге, всегда потеря…
»
(c)Й. Бродский, 1986г.



Девятая жизнь

Я пьян одиночеством, пьян (скоро будет похмелье)
и в полубреду вместо чёток я клетки души
подушечкой пальцев ломаю до крови. Презренье,
презренье к себе. Жить без имени - жить без судьбы,..

…без чёртова завтра, без прошлого. Без аритмии
на мягких пурпурных устах (да, я их целовал)…
когда-то. Возможно. А нынче их тешат другие,
с иными словами, мотивами. Как я устал.

Устал, что по венам пол фазы, а не двести двадцать,
и лёгкие ссохлись как старые корни. И кровь
свой цвет потеряла…мне страшно теперь просыпаться,
когда, чтоб быть рядом, мне нужно сознанье вспороть.

вскрывая ещё не зажившие раны по тоненькой корке,
по кромке прожитого. Не научиться дышать
без трубок в трахее. А сердце пульсирует в ломке
чечёткой, не в такт да не в тему. Мне нужно принять

тебя внутримышечно, вглубь. Про себя повторяя,
что я не зависим, а просто привык…и как факт
что ты лишь лекарство и всё, я его принимаю
согласно инструкциям и назначеньям (вот так).

…и уж не в первой. Расписанье проклятий – на сердце
с разбивкой на выдох и вдох. Только я забываю:-
как это – прожить без тебя. Да сгорев не согреться?...
…живу ведь девятую жизнь, …я её доживаю…

…а всё, как и в первый, как изначально
(печально)…
…я без тебя, так наверное надо.
Отжить.

12.06.2009

© Fenix Nef/86




И вариант того, как я сие читаю. Иная разбивка через призму меня, прошу:


@музыка: Incubus: Love Hurts

@настроение: постБредовое[как всегда.]

15:50 

Искра Жизни

Trust can kill you or set you free…
"…сопротивление, это как снова стать человеком - это начало..."
© Эрих Мария Ремарк "Искра Жизни".



Насколько плотной, непроглядной должна быть тьма, чтоб даже вопреки удушью боли, издевательства, голода и отчаянья, в месте, где среди мёртвых и обречённых на смерть – могла зародиться искра жизни, искра, которая обжигала сердца и души. Только в истинной тьме мог зародиться живой свет.
Люди, у которых забирали всё – предыдущую жизнь, имя и какую либо надежду на вероятное будущее, находили силу и веру в, на первый взгляд, до невозможного простых вещах. Просто, всегда всё зависит от ситуации и угла зрения, наверное, чтоб научиться видеть по настоящему, перед сим надо ослепнуть.
Знаете, как это жить на 15 секунд дольше, чем ты предполагаешь, и думать – тебе повезло,... или вот сейчас за мной придут и всё. И с таким страхом, страхом ожидания конца встречать утро, а по наступлению его осознать, - только что судьба дала тебе ещё один шанс. Нет, не перерождение, а продолжение.

Знаете, уважаемы ПЧ, мне было несказанно сложно и больно выбирать кусочки жизни, настоящей жизни и ужаса из этой книги, чтоб вы смогли ею проникнуться. Но, как на меня, если вы не читали эту книгу, вы никогда, никогда не поймёте настолько дорога наша жизнь. А ведь мы за неё даже не платим,…хотя, мы в неоплатном долгу перед теми,…кто за неё боролся, боролся для нас.


И так: Эрих Мария Ремарк « Искра Жизни».


"Мы больше не обречены на смерть, у нас есть маленький шанс. В этом заключалось гигантское различие между отчаянием и надеждой".


"...никогда не знаешь, проснешься или нет..."

"Над крематорием медленно выползла луна. Некоторое время она висела прямо за трубой, и ее свет ложился поверх клубившегося дыма, из-за чего казалось, что в печах сжигаются духи, а наружу выплескивается холодный огонь. Потом луна увеличилась, и тупая труба стала казаться минометом, выстреливающим вертикально в небо красное ядро." - никогда не читала столь прекрасного сравнения ужасающего сознания адского котла смерти.

"- У тебя есть еще спичка? - спросил он человека на нарах.
- Вот, держи! - Человек протянул спичку. - Последняя. "Последняя, - подумал Пятьсот девятый. - Пятнадцать секунд света. Пятнадцать секунд на сорок пять лет, которые были отпущены Ломану. Последние. Маленький мерцающий круг"."

"Узники почти не разговаривали друг с другом, они почти разучились думать. Лагерные остряки называли их мусульманами, потому что они полностью покорились своей судьбе. Они двигались, как абсолютно безвольные автоматы. В них было вытравлено все, кроме нескольких физических функций. Они были живыми мертвецами и погибали, как мухи на морозе. Они были сломлены и перемолоты, и уже ничто не могло их спасти - даже свобода."

"…сопротивление, это как снова стать человеком - это начало..."

"Они стояли, посматривая друг на друга. Те, кто должны были идти, и те, кто оставались. Они глядели друг на друга. Если бы сверкнула молния и убила Бухера и Пятьсот девятого, это еще можно было бы вынести. Однако невыносимым было то, что в этом последнем взгляде еще заключалась ложь. Это безмолвное: "А почему я? ", а с другой стороны: "Слава Богу, что не я! Нет, все же не я! "

"При оказании сопротивления главное - помнить лишь о том, чего добиваешься в итоге, а не как это выглядит со стороны. Бессмысленное мужество - это самоубийство. Наша весьма слабая воля к сопротивлению - это единственное, чем мы еще обладаем. Мы должны эту волю скрывать и проявлять ее только в самом крайком случае.."

"- Боже мой, - сказал Зульцбахер Пятьсот девятому. - Какое счастье! Мы думали, что попали в лагерь смерти. Только бы не погнали нас дальше! Пятьсот девятый молчал. "Счастье, - подумал он. - Но для прибывших это было действительно так".

"Узники в шестой раз пробежали мимо. Они начали спотыкаться, но уже твердо знали, что их заставили бегать не для того, чтобы выявить неспособность выполнять тяжелую работу. Они бегали во имя выживания. Их лица обливались потом, а в глазах светился отчаянный страх перед смертью, осознанный страх, свойственный только человеку."

"Все стояли, как прежде: ни один не сошел со своего места, но было такое ощущение, что вокруг Пятьсот девятого уже образовалось какое-то свободное пространство, невидимое, неприкасаемое кольцо, изолировавшее его от остальных, - одиночество смерти."

"Всего полчаса, - подумалось ему. - Десять минут, чтобы дойти до административных зданий; десять минут - на доклад и приказы; десять минут, чтобы вернуться. Полукруг большой стрелки - вот и вся его жизнь."

"Двое узников закрыли тяжелые дверцы, но одна створка все же; снова раскрылась (сбоку застрял узкий кусочек кости), и Бергер увидел, как вздыбился, словно проснувшись, труп женщины. На какой-то миг от вспыхнувших волос засветилась вся ее голова, как дикий бледно-желтый венец."



"Птицу они увидели, только когда она вплотную подлетела к ним. Они увидели маленький черный шар с крыльями. Они заметили его на фоне огромного неба, он взмывал вверх, а потом вдруг камнем падал вниз. Они видели его и хотели оба что-то сделать, но не сделали; мгновение, как раз прежде, чем он коснулся земли, все еще маячил его силуэт - маленькая головка с желтым клювом, расправленные крылья и круглая грудка, из которой лилась мелодия. И вдруг раздался легкий треск, а потом из заграждения, по которому был пропущен электрический ток, вылетела крохотная и бесцветная, но смертоносная искра. И остался только обуглившийся кусочек со свисающей маленькой лапкой на самом нижнем ряду проволоки, а также с клочком крыла, которое коснулось земли и тем вызвало свою погибель.
- Это был дрозд, Йозеф...
Бухер видел страх в глазах Рут Голланд.
- Нет, Рут, - быстро проговорил он. - Это была другая птица. Это был не дрозд. Если же это был дрозд, все равно не тот, который пел, - наверняка, Рут, не наш."

"- Странно, - проговорил он. - Иногда умирает сотня людей и ничего не ощущаешь, а иногда - один, с которым в общем-то не многое тебя связывает, а кажется, будто это тысяча.
Пятьсот девятый кивнул.
- Силу нашего воображения нельзя измерить точными данными. Да и чувства под влиянием цифр не становятся глубже... Их можно измерять лишь в пределах единицы. Казалось бы, единица, - но и ее вполне хватает, если есть глубина восприятия."

"Они прикрывали меня, - подумал он. - Прикрывают даже от крематория и еще дольше. Где-то сырой холодный ветер разносил дым от праха Флормана, чье имя я теперь ношу. От него осталось только несколько обгоревших костей, которые на мельнице превратятся в косную муку. Но имя, нечто самое аморфное и малозначительное, осталось и превратилось в щит для другой жизни, бросившей вызов погибели".

"Попытка растолкать лежащих оказалась безуспешной. Пятьсот тварей, которыми другие нравы при coвершенении богослужения воспринимались как палачество, были низведены до того, что уже за гранью человеческого перестали реагировать на окрики, проклятия и избиения. Они продолжали лежать, пытались обнять землю, вцепившись в нее, - эта злосчастная, провонявшая земля концентрационного лагеря
казалась им желанным раем, обещавшим спасение. Они знали, куда их собирались отправить. Пока эти люди находились в составе транспорта и в движении, они тупо следовали предписанному маршруту. Но теперь, остановившись для короткого отдыха, они столь же тупо отказывались продолжить движение."

"Прежде они казались единым монолитом, свободным от отчаяния, что придавало им какую-то тупую силу.
Теперь же голод, еда и движение отбросили их в состояние отчаяния. В них снова поселился страх, сделав их дикими и слабыми; они перестали быть массой, они оказались расколотыми на множество индивидуумов, каждый со своим собственным остатком жизни, что сделало их легкой добычей. К тому же они не сидели больше на корточках, тесно прижавшись друг к другу. Они утратили свою силу. В мыслях у них снова были голод и боль. Они стали покорными."

"- Я впервые вижу птиц в лагере, - проговорил Агасфер.
- Они ищут место, где свить гнездо, - объяснил Бухер.
- Здесь, что ли? - зло хихикнул Лебенталь.
- Они лишились колоколен. Дым над городом чуть развеялся.
- Действительно, - подтвердил Зульцбахер. - Последняя колокольня обвалилась.
Смотри! - Лебенталь, покачивая головой, разглядывал ласточек, которые с пронзительным криком облетали барак. - К тому же они возвращаются из Африки! Сюда!
- Пока продолжается пожар, им не найти места в городе.
Они посмотрели вниз на город.
- Ну и зрелище! - прошептал Розен.
А сколько еще других городов так горит? - проговорил Агасфер. - Которые побольше и поважнее. Интересно было бы на них посмотреть.
- Бедная Германия, - произнес кто-то из сидевших на корточках вблизи.
- Что, что?
- Бедная Германия, говорю.
- Вы это слышали, люди? - сказал Лебенталь."

"Ну, а что потом? - подумал Пятьсот девятый. - Что еще в этом зове, кроме примитивного желания сохранить себе жизнь? Месть? Только местью мало чего достигнешь. Месть - это элемент другой, более мрачной материи, подлежащей устранению. Но что потом? "

"- До 1933 года я был редактором газеты. Мы нередко дискутировали. И я часто нападал на его партию. На его партию и на нацистов. Мы были против тех и других.
- А были за что?
- За то, что сейчас звучит довольно возвышенно и смешно. Человечность, терпимость и право каждого на собственное мнение. Смешно, правда? "

"Бухер окинул взглядом белый домик на холме напротив лагеря. Он стоял между деревьями под косыми лучами солнца и, казалось, нисколько не пострадал. Деревья в саду светились ярким светом, будто тронутые первым бело-розовым вишневым цветом.
- Теперь ты, наконец, веришь? - спросил он. - Уже слышны их орудия. Они приближаются с каждым часом. Мы выйдем отсюда.Бухер снова посмотрел на белый домик. Он был суеверен: пока домик цел и невредим - и с ними ничего не случится. Он и Рут останутся живыми и спасутся."

"Никто из нас не знает, что он может забыть и что нет. Все мы должны забыть многое. Иначе мы с таким же успехом можем остаться здесь и умереть"

"Так хочется, чтобы быстрее наступила ночь, - подумал он. - В темноте легче спрятаться. Кто знает, что еще будет? В сутках много часов, а для смерти требуются всего секунды. Много смертей, наверно, скрыто в сверкающих часах, посланных с небосвода безжалостным солнцем".

"Многое сложилось по-другому. Перспективы на освобождение казались просто немыслимыми, поэтому большинство просто не задумывалось об этом. Теперь же эта перспектива неожиданно стала явью, а за ней вдруг не оказалось земного рая с чудесами, обретением, воссоединением и волшебным смещением минувших лет в то довоенное время. Эта перспектива стала явью, однако за нею тянулся шлейф одиночества, печальных воспоминаний и потерянности, а впереди - пустыня и зыбкая надежда. Они спускались с горы. И названия нескольких мест, нескольких других лагерей, имена нескольких человек, а также иллюзорное "может быть" были всем тем, с чем связывали они свои надежды. Они надеялись разыскать одного, а может
быть, двух, но чтобы всех - на это не смел рассчитывать почти никто.
- Лучше уйти отсюда, как только сможешь, - сказал Зульцбахер. - Перемен ждать не приходится, и чем дольше здесь проторчишь, тем сложнее будет. Не успеем оглянуться, как окажемся в лагере - для людей, которые не знают, куда же им, в конце концов, надо."

"- Странно, что мы все так разбредемся, - произнес Бухер.
- Ты тоже скоро уходишь отсюда?
- Да. Но мы не можем просто так терять друг друга.
- Ничего не поделаешь, - проговорил Бергер. - Ничего не поделаешь.
- Нам надо будет снова встретиться. После всего, что было здесь. Когда-нибудь.
- Нет.
ухер поднял глаза.
- Нет, - повторил Бергер. - Мы не вправе этого забывать. Однако мы не должны делать из этого культ. Иначе мы навсегда останемся в тени этих проклятых сторожевых башен."

"Сад был пуст; но приблизившись к белому домику, они увидели, что за ним разорвалась бомба. Она разрушила всю его тыльную часть. Не пострадал только фасад. Сохранилась даже резная входная дверь. Они открыли ее, но она вела лишь к куче мусора.
- Это никогда не было домом. Все время.
- Хорошо, что мы не знали о разрушении.
Они посмотрели на него. Они верили - пока стоит этот дом и они будут целы. Они верили в иллюзию. В развалину с фасадом. В этом заключалась ирония и одновременно определенное утешение. Это помогало им, и это было главное."


Берегите искру жизни в ваших сердцах, нет ничего дороже её, нет ничего бесценнее.

Ф.Н.

@музыка: [мелодия дождя и песни ветра]

@настроение: ...памятное...

@темы: Цитаты о главном, истины., чужие мысли

19:12 

Всё что у меня осталось после тебя – память, Друг. С днём...с твоим днём...

Trust can kill you or set you free…
«…когда они окружили дом
и в каждой pуке был ствол
он вышел в окно
с красной розой в pуке
и по воздуху плавно пошел
и хотя его pуки были в крови
они светились как два крыла
и порох в стволах пpевpатился в песок
узнав про такие дела
…»
© Наутилус Помпилиус «Воздух».




Единственное, что я могу тебе подарить – это память.
Единственное, что я могу хранить для тебя – это память.
Всё что у меня осталось после тебя – память.
И я сберегу её для себя от себя же.
К тому же.. .у меня после тебя осталось ещё имя.
Птичье имя, да.



Сегодня тебе было б 25 лет.
Мы обязательно б нашли дом с открытой крышей, взяв с собой термос с глинтвейном, и встречали б закат.
Ты б как обычно, невзначай, как бы между прочим, простыми словами рассказал бы ещё одну истину жизни. Как тогда, про птиц.
- они свободны в своём полёте..
- ты хотел бы быть Икаром?
- да, но я б тоже ослушался б..
- наша природа такая, мы не можем имея что-то довольствоваться этим по минимуму, пить маленькими глотками.
- да, мы хотим за один миг прожить то, что вмещает в себе целое столетие.
- разве это плохо?.. Не лучше ли зажечь все спички в спичечном коробке сразу, не оставляя ничего на завтра, …и не потому что завтра может не быть.
- у меня его может не быть, птица..
- прости, я знаю.
- но я предпочитаю сгореть за миг, чем тлеть вечность,…которой, к тому же, у меня уже нет…и не будет.
- …в слове – вечность – слишком много дней. Слишком. Человек неспособен чувствовать каждый из них, потому и разбавляет свою жизнь рутиной.
- …ну да, он лучше будет наблюдать за полётом птиц, сажать их в клетки, подкармливать их на улице, на площадях, думая, что этим забирает у них свободу, давая что-то от себя. Якобы, делая их зависимыми от себя на те самые пару минут. А ведь свободу не приручишь. Эти люди всю жизнь будут просто смотреть на небо, на то, как в нём кутаются птицы и никогда, никогда не будут мечтать о полёте. Боясь, что их тоже кто-то будет приручать на те пару минут в день. И что крылья износятся. И что живут они меньше чем,… чем те, кто по земле ходит.



Ты уже тогда был болен.
Я до сих пор не знаю кто из нас тяжелее перенёс твою первую химию. Кого больше ломало и било изнутри после неё. Тебя или меня.
Ты не хотел чтоб я была там, что б видела тебя в таком состоянии.
Вероятно, ты не хотел видеть меня настолько беспомощной, с чувством полной бесполезности для тебя в те моменты. Я ведь даже соврать не могла, что лучше б эта болезнь поразила меня, съедала мою кровь, а не твою. Ты бы знал, что я вру из жалости ведь у меня ещё есть вероятность будущего, и чтоб не чувствовать себя виноватой за то время, которое у меня будет, а у тебя – нет. Да и это было б низко.

- в следующей жизни я стану ветром, обязательно им стану. Я это чувствую. Ты мне веришь?
- да.
- а ты будешь птицей. Я буду тебя растить, учить летать. И не на минуту не оставлю без своего присмотра, опеки.
- так ты меня разбалуешь.
- один раз за вечность – позволительно.
- даже необходимо. Ты уйдёшь раньше, ты станешь ветром в то время, пока я всё ещё буду человеком. Всего лишь человеком, ещё человеком. Ты дождёшься меня?
- да. И я буду жить в твоих волосах, путая их в своих пальцах – ветряных потоках.


Кажется, именно тогда я научилась беззвучно плакать. Почти про себя.

Вечер перед тем, как ты исчез, мы сидели на крыше твоего дома, был дождь, было скользко. Зонты у нас были, но никто из нас так и не решился нарушить уединение с небесными слезами и спрятаться от них под кожу зонтов. Ты с попытки так 5той раскурил сигарету и когда ты выдыхал её дым, я ловила его, вдыхала, я так хотела прочувствовать с ним часть тебя, ведь он прошел через твои лёгкие.

- знаешь, я раньше не курил…
-…
- и ещё, раньше я никогда тебе не говорил, что ты любишь человека, который абсолютно тебя не заслуживает. Знаю, знаю, ты его будешь защищать, оправдывать даже ценой себя. После него ты станешь взрослее на одну махонькую жизнь. Я когда-то тоже так повзрослел.
- зря ты начал курить.
- не думаю, так у тебя будет ещё одна зацепка за меня, для памяти.
- ты говоришь так, как будто по иному я тебя буду помнить слабее, более блекло, что ль…

Он посмотрел на меня так, как будто я вслух сказала то, чего он боялся больше всего…и сказал:
- зря, не зря…мне жалеть уже некогда.
- и то верно.


Как же было больно слушать, когда он так говорил, сердце обливалось волной боли от этой осознанной необратимости, от проклятого диагноза, который забирал у тебя жизнь день за днём.
Про того человека ты был прав, как зачастую было и в иных аспектах.
Запах твоих Captain Black впитался в клетки моей памяти, очень отчётливо, как ты и хотел.
Я до сих пор гуляю по крышам и провожаю закаты. И когда я там одна, я отчётливо чувствую запах тех сигарет и твой взгляд…где-то очень, очень рядом. И стараюсь никогда не кутаться от холодного ветра, мне кажется, что ты так меня обнимаешь.

Прошло всего пять лет, прошло уже пять лет. И пройдёт ещё,…а я вынашиваю эти воспоминания как ребёнка, которому не суждено родиться.

С днём рождения, Друг.

«…воздух выдеpжит только тех
только тех кто веpит в себя
ветеp дует туда куда
пpикажет тот кто веpит в себя
..»
© Наутилус Помпилиус «Воздух».



…а ты верил, как никто иной.



...и… я уже не один год не могу дописать …найти этим чувствам логичные слова, одеть их в подходящие одежды. Вероятно, в таком виде оно и должно быть. Возможно в этой незавершенности и есть та самая, искомая мною, завершенность.

…умирая,
закрывайте двери.
Уходя,
стирайте память тех,
кто лежал с покойником в постели,
кто дышал с ним в такт
и слышал смех
(стало эхом,
полки опустели).
..как загробный шепот,
как прощанье
тех,
кто не вернётся никогда,
всё сильнее прошлого рука
сердце скорби чувствами сжимает,…
боль утраты разум забирает
за черту,….
за белые границы
на покой
который так к лицу.
Жизнь была,
прошла,
не повториться.

…только я тебя
не отпущу
.

© Fenix Nef/86



Ф.Н.

@музыка: Наутилус Помпилиус: Воздух

@настроение: ...памятное...

@темы: *мысливслух*, «Осколки мыслей… /Хронология больного разума/»., Клочки жизни, лоскутья мыслей.

13:42 

Пепельное…

Trust can kill you or set you free…
«- наш пепел горький на вкус, детка, особенно если носить его вместо сердца…»



“So if you love me let me go
And run away before I know
My heart is just too dark to care
I cant destroy what isn't there
Deliver me into my fate
If I'm alone I cannot hate
I don't deserve to have you
My smile was taken long ago
If I can change I hope I never know”
© Slipknot «Snuff».



Слишком много имён, сердце моё, слишком много слов.
Мои рёбра в копоти в саже …о них бьётся сгоревшая мышца жизни.
А ты так и жаждешь из души моей хребет вытащить одним рывком…и каждому году что мы были вместе по косточке дать…на память, ставя кресты, вместо ноликов.
Да что же ты так бережно кожу то рвёшь в левой области груди?.. Что ты там ищешь?...Стружку? Да, дорогая, там нынче стружка, всё что осталось от нас. Что, милая, пальчик уколола?...да, стружка не мягкая, металлическая со ржавчинкой. Эту занозу ты навряд сможешь извлечь из подушечки пальца, и она будет ныть, напоминая о нас. Это почти всё, что было у меня для тебя, только для тебя и не для кого более.
Смотри, ты перепачкала руки, прикусила губу и отводишь взгляд в сторону.. .в какую?. .-да в любую, главное чтоб прочь от меня.
Ты уже почти забыла номер, мой порядковый номер. И я тебе, в принципе, уже безразличен, если б не одно но – жажда власти твоего эго. Смотри как смешно (да было бы действительно смешно, если б не было так грустно) получается – меня уже почти не осталось, ты выпила меня до дна, выжгла бычками твоих сигарет свой образ в моей памяти как каплями кислоты по фотоплёнке, вычеркнула того, кто любил, но смог уйти, смог стать пеплом. Исключительно для тебя. И что теперь, тебе осталось развеять меня по ветру, но нет... ты не можешь,…ведь тогда я буду у всех, у всех, кроме тебя, ведь ветер не вернётся к тому, кто его отпустил. Даже если ты одновременно откроешь и закроешь все окна и двери. Сквозняк, не более. Послевкусие, детка.
Ты не можешь меня отпустить, ты будешь вынашивать этот пепел в себе. Жалкое зрелище, жалкое. Ты ведь даже не поняла, что в пепле осталось только наше прошлое, наше. А я живу с новым именем на губах у другой, которая любит меня не только долгими вечерами, но и поминутно. И для неё есть только одно имя, имя, которого ты так и не узнала.



Пепельное…


Ну здравствуй,
когда то родной человек.
Здравствуй.
Стоять на пороге и мять в руках память, -
пожалуй, не к месту.
Вперёд не ступить тебе,
в мире моём слишком тесно…
…и сердце не бьётся тобою,
как раньше,
напрасно.

Как видишь,
я выжил.
Да
жив, и вполне здоровый
рассудком и телом –
терпимо
( под градус – отменно).
Мой зал ожиданья закрылся,
константа теперь
переменна.
И жизнь прижилась под кожей,
под раной багровой.

Немного потрёпан,
протерта душа в рукавах и у сердца,
но время залечит,
оно залатает (я знаю).
Я больше не плачу
и имя твоё забываю,
и вкус,
и твой запах,
и тело…
уже не согреться…

…тобой не согреться.
Не трогай,
не п р и к а с а й с я…
я всё ещё копоть не счистил и сажу от кожи.
Мы умерли детка,
друг другом старея,
похоже.
Мы умерли.
Пепел в груди.
Ты не в о з в р а щ а й с я.

Я по ветру
сам развею,
ведь ты не сможешь
(верно?)
Уйти –
ради бога,
а вот отпускать – …не в силах.
И знаешь,
слабеет злость в очерствевших жилах.
Я не ненавижу тебя,
что,
пожалуй,
скверно.

01.06.2009

© Fenix Nef/86


пс. Один из двоих вместо точки обязательно ставить троеточие. Возможно, эта вероятность ни к чему не приведёт, но порой она приводит в бездну себя.
…и стоит ли ставить эти чёртовы три точки вместо одной, а?...



“So break yourself against my stones
And spit your pity in my soul
You never needed any help
You sold me out to save yourself
And I wont listen to your shame
You ran away you're all the same
Angels lie to keep control
My love was punished long ago
If you still care, don't ever let me know

If you still care, don't ever let me know”
© Slipknot «Snuff».




ппс. Да-да, у психа обострение, он выдал очередные постбредовые мысли собранные в одно целое, как на его взгляд. По принципу – наболело, переболело, можно отправить в шкатулку памяти чувств.
Вот только – переболело ли?


Ф.Н.

@музыка: Namnambulu: Moments-Tagtraum Mix

@настроение: постБредовое[как всегда.]

14:56 

Ночь в Лиссабоне.

Trust can kill you or set you free…
И так, сегодня на повестке дня очередная книга полюбившегося мне автора - Эрих Марии Ремарка, «Ночь в Лиссабоне».

Рассказ о человеке, который по воле рока стал чужим для всех, даже для себя самого. Человек, который прожил самую несчастную и, вместе с тем, самую счастливую жизнь под чужим именем. Так же эта книга о одной особе, которая всегда любила этого человека, которая научила его быть действительно, подлинно счастливым. Она, особа достойная его преклонения. В то время как люди боролись и страдали от войны, у неё была собственная война внутри, в которой она выигрывала бой за боем. Не для себя, а для них обоих. И сдерживала натиск до последнего выдоха, до самых хрупких рубежей.
Эта книга пропитана необычным человеческим теплом, свет которого не смог поглотить мрак и ужасы войны. Я даже скажу – более того, увечия войны, её кошмары наоборот подчеркнули его, сделали более явным, ясным…
…я бы многое отдала, чтоб видеть этот свет в наших сердцах, вместо бездн, зияющих в них.


«…чем мы владеем на самом деле? К чему столько шуму о предметах, которые в лучшем случае даны нам только на время; к чему столько болтовни о том, владеем мы ими больше или меньше, тогда как обманчивое это слово "владеть" означает лишь одно: обнимать воздух?...»
-но только этот воздух способен дарить нам жизнь. Так что, это не то, чтоб не так уж мало, это много…нужно просто уметь это ценить.

«Наша память - это не ларец из слоновой кости в пропитанном пылью музее. Это существо, которое живет, пожирает и переваривает. Оно пожирает и себя, как легендарный феникс, чтобы мы могли жить, чтобы оно не разрушило нас самих…» - ещё бы, ведь любой самоанализ базируется на воспоминаниях. Память часто может играть с нами очень злые, жестокие игры. Когда, к примеру, ты идёшь по улице... и вдруг, где-то рядом с тобой ты, даже не нюхом, нет, а душой, чувствуешь аромат духов, которыми пользовался некогда любимый тебе человек, человек, которого больше нету не для кого. Как же тогда щемит внутри. Или…: когда ты приходишь в квартиру, в которой есть вещи принадлежащее твоему *счастью*…тапочки, зубная щётка, расчёска…эти предметы оживают и вместе с тёплыми воспоминаниями обжигают тебя изнутри слёзами отчаянья… ведь у тебя осталась только память, а не та особа.

«…время садится, словно сорочка, из которой выстирали весь крахмал. И даль времени - перспектива его - вдруг исчезает. То, что было ландшафтом, превращается в плоскую фотографию.» - …и эта фотография не в силах воскресить дыхание, которое спокойно спало у тебя на плече, которое когда – то,…да,…когда-то. Да, не сможет….

«…никогда не будет иного ответа, чем тот, который вы даете сами себе» - может по сему мы так боимся задавать вопросы…. Тем более – себе…

«Почему вы не хотите предоставить умирающему человеку самому решить, когда жизнь для него становится невыносимой? - сказал я. - Это минимум, что от нас требуется!» - но разве на этот минимум способен слепой эгоизм нашей любви?...

«Там никто не знал о ее болезни. Там она не была пациенткой, она была женщиной. И она хотела оставаться женщиной. Она хотела жить. А быть пациенткой означало для нее медленную смерть
…и…
«Она ненавидела болезнь. Она пыталась игнорировать ее. Она ощущала ее как нечто нечистое, словно в ней копошились черви. Ей казалось, что болезнь - это животное, которое живет в ней, грызет ее и растет. Она думала, что я буду испытывать к ней отвращение, если я это узнаю. Быть может, она, кроме того, еще надеялась задушить болезнь тем, что не хотела ничего о ней знать.» - ведь только так можно находить силы не выживать, а жить. По сему слово – пациент, для меня сродни значению слова – диагноз. Ведь у диагноза есть свои чёткие определения и сроки…сроки нашей жизни с ним внутри.

«Мы живем в эпоху парадоксов. Ради сохранения мира вынуждены вести войну.» - хотите мира? – готовьтесь к войне…да уж..

«… - Я думал, что потерял тебя, - сказал я и обнял ее.
- Ты никогда не потеряешь меня, и знаешь ли почему? Потому что ты никогда не хочешь удержать меня, как крестьянин свою мотыгу. Для человека света это слишком скучно.» - а ведь на самом деле, никто никогда не принадлежит кому-то всецело, и, значит, на самом деле – терять нам некого..

« - Странная вещь – безнадежность. Как крепко сидит внутри нас стремление выжить, только бы выжить. И вот тогда попадаешь вдруг, словно судно во время тайфуна, в полный штиль в самом центре урагана. Ты уже сдался, ты уже похож на жука, который притворяется мертвым. Но ты не мертв. Просто ты отказался от всех других усилий, кроме одного голого стремления выжить. Это настороженная, чуткая, собранная пассивность. Теперь ничего уж нельзя упустить. И все еще длится мертвая тишина - в то время, как вокруг ревущей стеной встает ураган. Отчаяние в эти минуты может лишить тебя частицы упорства, ослабить волю к жизни, и потому забудь об отчаянии. Ты весь превратился в один огромный глаз, весь - готовность взведенного курка, и к тебе вдруг приходит странная, тихая ясность.»…

«Может быть, это счастье, когда умираешь в таком состоянии. Тогда, время и его календарная обыденная мера теряют свою власть. Но если продолжаешь жить дальше, то несмотря ни на что это опять становится куском времени, чем-то преходящим. И тут уж ничего нельзя поделать. Но это не должно умирать! Оно должно остановиться, окаменеть, как статуя из мрамора, не превращаясь в песочный домик, который каждый день осыпается и тает под порывами ветра! Иначе - что же будет с мертвыми, которых мы любим? Где же они могут пребывать, как не в нашем воспоминании? А если нет - то не становимся ли мы невольно убийцами? Неужели я должен смириться с тем, что время своим напильником сотрет то лицо, которое знаю я один? Да, я уверен, оно поблекнет и изменится во мне, если я не извлеку и не воздвигну его вне себя, - чтобы ложь моего живущего сознания не обвила и не уничтожила его, как плющ. Потому что иначе оно станет просто удобрением для паразитирующего времени и уцелеет один только плющ! Я знаю это! Потому-то я и должен спасти его прежде всего от себя самого, от пожирающего эгоизма воли к жизни, воли, которая стремится забыть его и уничтожить! Разве вы этого не понимаете?» - как я его понимаю. Спасти от себя для себя. Золотые слова…

«Мы жили вне времени. Если все затоплено чувством, места для времени не остается, словно достигаешь другого берега, за его пределами. Вы в это не верите?» - только тот кто чувствовал себя по настоящему счастливым вопреки жизненным перипетиям, только тот знает как это – жить вне времени. Скользить вне его…

«…воспоминание - это всегда еще и сожаление о хорошем, что отняло у нас время, и о плохом, что не удалось исправить.» - аминь.

«- Счастье... - медленно сказал Шварц. - Как оно сжимается, садится в воспоминании! Будто дешевая ткань после стирки. Сосчитать можно только несчастья.» - право же, в этом человек достиг совершенства.

«Самый чудесный город - тот, где человек счастлив..» - по сему – мой дом там, где меня ждут и любят те, кого люблю я.

«- Если мы думаем, что есть спруты, они должны быть, - заявила Елена. - Мы не можем вообразить себе того, чего нет на свете.
- Прекрасное доказательство бытия божия
.» - отменное доказательство. Не перестаю удивляться, как Ремарк мог в простых фразах, обычными словами писать такие жемчужины мысли.

«…жизнь тоже коротка, но что же делает ее короткой? То, что мы знаем, что она коротка. Разве бродячие кошки знают, что жизнь коротка? Разве знает об этом птица? Бабочка? Они считают ее вечной. Никто им этого не сказал. Зачем же нам сказали об этом?
- На это есть много ответов.
- Дай хоть один!
- Один из них - в том, что жизнь стала бы невыносимой, если бы она была вечной.
- Ты думаешь, она стала бы скучной? Как жизнь богов? Это неправда. Давай следующий.
- В жизни больше несчастья, чем счастья. То, что она не длится вечно, - просто милосердие.
- Все это неправда. И мы говорим это только потому, что знаем, что мы не вечны и ничего не можем удержать. И в этом нет никакого милосердия. Мы его изобретаем сами. Мы изобретаем его, чтобы надеяться.
- Но разве мы все-таки не верим в это?
- Я не верю.
- И в надежду?
- Ни во что. К этому приходит каждый.Даже арестант, пусть ему однажды и удалось бежать.
- Но ведь это все, на что ему остается надеяться. Только на это.
- Да, это все, что мы можем сделать. Так же, как и мир перед войной. Надеются, что она еще разок будет отложена. Но задержать ее никто не может.
- Войну-то вообще можно, а вот смерть - нет.» - когда я читаю такие мысле – диалоги, внутри меня тайное становиться явным. Ведь правда всегда где-то рядом, просто надо иметь смелость, дабы узреть её…и признать.

«Я очень тебя люблю, - сказал я. - Я люблю тебя, и этот миг, и лето, которое пройдет, и эти горы, и прощание с ними, и - в первый раз в жизни - себя самого, потому что я теперь стал зеркалом, и отражаю только тебя…» - истинное счастье, как писал Куатьэ, это когда два света становятся одним. Таки да.

«Что более истинно: человек или его отражение? Живое - наполненное мукой и страстью - или воспоминание о нем, лишенное ощущения боли?» - да, господа товарищи, что более истинно?» - ...Так уж сложилась жизнь, что для меня это отражение.

«Странно, каких только путей мы не выбираем, чтобы скрыть свои истинные чувства…» - я скажу вам какие – самые окольные, самые длинные и запутанные. И часто в них мы теряем свои чувства.

«Я научился жить от одного часа до другого, не забывая думать и о грядущем дне.» - хорошая способность, одначе…

«Всегда есть две правды: с одной рвешься вперед, очертя голову; а другая похожа на осторожный ход, когда думаешь прежде всего о себе.» - вот только если говоришь вторую правду – не лукавишь ли ты, не лжешь ли ты себя ради?...

«Воспоминания, которые не причиняют боли и не беспокоят, как раз и есть эхо…» - как я хочу чтоб моя память по большей своей части стала эхом.

«… Нет, это не было возвращением. Старое "я" умерло. Вместо него родилось новое "я". Ответственность? Это чувство отныне было мне незнакомо. Я словно обрел невесомость.
- Вы понимаете, о чем я говорю? Я повторяюсь и противоречу себе, но...
- Думаю, что понимаю, - сказал я. - Возможность самоубийства - это, в конце концов, милосердие, и все значение его можно постигнуть в очень редких случаях. Оно дарит иллюзию свободы воли, и, может быть, мы совершаем его гораздо чаще, чем нам это кажется. Мы только не сознаем этого.
- Совершенно верно! - живо откликнулся Шварц. - Мы не сознаем, что совершаем самоубийства! Но если бы мы поняли это, мы оказались бы способными воскресать из мертвых и прожить несколько жизней, вместо того чтобы влачить бремя опыта от одного приступа боли к другому и в конце концов погибнуть.» - после первого инсульта, больной, который ознакомлен с медицинской грамотой, оставляет себе про запас ещё 3 приступа. После 4го, обычно, жизни уже нету. Думаю, вы поймёте к чему я это написала, угу..

«…все повторяется? Но было ли вообще на свете что-нибудь такое, что полностью повторялось?» - да по спирали, по замкнутой спирали.

«- Мы получили огонь в дар потому, что в нас было что-то от бога и теперь мы прячем его, потому что убиваем в себе эту частицу бога.
- Насколько я помню, огонь не был подарен нам. Его украл Прометей. За это боги наградили его неизлечимым циррозом печени. Мне кажется, это больше отвечает нашему характеру.» - ну да, а как иначе то? За каждое действо, которое может кому-то показаться преступлением, последует наказание.

«Но я знал, что каждый сантиметр, который я уступлю сейчас чувству страха, превратится в метры, если я действительно окажусь в опасности.» - как там было в «Дюне» Фрэнка Герберта – «...страх убивает разум. В сомнение страх, в страхе - смерть»…

«Я уходил от разума и шел к чувству, от безопасности к авантюре, из реальности в мечту.» - а, быть может, так правильнее жить…(?)…

«…никогда мир не кажется таким прекрасным, как в то мгновение, когда вы прощаетесь с ним, когда вас лишают свободы. Если бы можно было ощущать мир таким всегда! Но на это, видно, у нас не хватает времени. И покоя. Но разве мы не теряем каждое мгновение то, что думаем удержать, только потому, что оно постоянно в движении? И не останавливается ли оно лишь тогда, когда его уже нет и когда оно уже не может измениться? Не принадлежит ли оно нам только тогда?» - «…этот мир так хорош за секунду до взрыва…» (с) Флёр.

«В неприятных воспоминаниях есть одна хорошая сторона: они убеждают человека в том, что он теперь счастлив, даже если секунду назад он в это не верил. Счастье - такое относительное понятие! Кто это постиг, редко чувствует себя совершенно несчастным.»
- закон маятника. Да, в этом действительно есть хорошая сторона. Просто, надо уметь из всего, что с тобой происходит извлекать пользу, и, не только говорить, но и верить в то что – что не делается, всё к лучшему.



Так то, как и с предыдущими книгами – кому надо, вышлю))

Ф.Н.

@музыка: Flёur: Русская рулетка

@настроение: ПревосходящиеСамогоМеня

16:19 

Звёзды.

Trust can kill you or set you free…
Звёзды.


Вечер был необычайно тихий, на небе, как бисером вышитые, мерцали яркие, красивые звёздочки. Он вдохнул свежий вечерний воздух в свои лёгкие и обратил свой взор к небу. Необычайно красивое зрелище, когда падает звезда… Надо успеть загадать желание, подумал он,…и…

-…странные вы люди…
- ?..
- загадываете желание, когда падает звезда…. А ведь её падение – это её смерть.
Когда умирает человек вы тоже загадываете желание?
- нет…
- значит у звёзд особый дар – делать свою смерть красивой, захватывающей. Красиво погаснуть – великое искусство.
- да…у нас только уходящий от тебя человек владеет некой необъяснимой красотой, но уходящий из жизни…- это тоска…это больной вакуум.
- вот почему у вас так много бездн….
- и в нас тоже…
-…знаешь, а ведь теперь я не буду загадывать желание на падающую звезду, как - то нечестно это строить свои мечты на чьём-то прахе.
- у вас хорошо получается забывать, так что забудь мои слова. Всё по своей сути состоит из праха. Та же память, та же история…всё, что вы имеете, всё, чему научились. Все знания – из праха. Если он настолько стабильное вещество, то это самая заветная почва для желаний.
- и всё же, я не смогу, понимаешь…
- хм, я позволю себе взять с тебя слово. И ты это слово выполнишь.
- …
- правда?..
- да.
- когда я буду падать ты улыбнёшься красоте моего падения и загадаешь своё самое заветное желание…

Он промолчал в ответ… и лишь слегка кивнул головой.

Когда она падала, он выполнил обещанное,…и, произнёс беззвучно, про себя:

- желаю, чтоб ты возродилась и стала путеводной звёздочкой для вечных странников этой грешной земли.

В память о нём полярная звезда горит ярче всех и никогда, никогда не погаснет, покуда есть те, кто ищут в себе себя и латают бездны в человеческих душах.


20.05.2009

© Fenix Nef/86

Ф.Н.

@музыка: Slipknot: Snuff

@настроение: ...птичЪе...

@темы: *мысливслух*, «Осколки мыслей… /Хронология больного разума/»., Клочки жизни, лоскутья мыслей

20:16 

Скажи…

Trust can kill you or set you free…
"...тот, кого любишь ты, и кто любит тебя - никогда не будут одним человеком"
© Чак Паланник "Ненавистные невидимки".



Скажи…

Скажи,
если я упаду, на самое донышко этой треклятой жизни
ты спустишься вниз чтоб помочь,
чтоб ударить меня по щекам (?),
ведь знаешь, когда я в бреду –
я слепой,
примыкаю к рукам
покорным домашним зверем…. в душе с аневризмой.

Скажи,
мной любимый,
но всё же не мой,
ты придёшь
Холодным морозным ветром,
чтоб простудить сильней
Чтоб каждая клетка дрожала,
тобой болея
И ждала таблеток от боли, что ты даёшь.

Скажи,
я тебя прошу,
солги,
что быть может, сможешь
меня полюбить.
И позволишь в себе прорасти
…а ведь по-другому меня уже не спасти
я жить для тебя лишь могу.
Ну так как,
поможешь?

Скажи, что меня простил за мои п(р)оступки:
за душу в иголках обмана,
за тело в бинтах…
я - *тебязависим*,
симптомы дрожат на губах
беззвучной молитвой к тебе 25 часов в сутки.

Скажи же ж,
я глохну от тишины, что бьёт по мембранам
..мне стало проклятьем – молчание бархатных уст
Ты ж знаешь какой я,
ты пробовал,
помнишь мой вкус
…и он тебе нравился…
или всё было
обманом?...

(…из жалости, иль по привычке…).
Смелее,
не бойся,
багровую корку сними с ран предплечий.
Не жалко.
Сказали:
я – *небалишенный*,
и выдали справку…
что это не лечиться …
(перегори, успокойся).

Скажи,
если я упаду, на самое донышко этой треклятой жизни
ты спустишься вниз чтоб помочь,
чтоб ударить меня по щекам (?),
иль просто сорвёшься за мною.
Пройдёшь по следам.
…и сердце возьмёшь из груди
для себя,
не отдашь его тризне.

Скажи,
ты ведь любишь(?)
…я знаю, что любишь…
…скажи…
.

19.05.2009


© Fenix Nef/86


«Так устроены люди. Каждому нужно, чтобы кто-то держал его за руку. Чтобы кто-то его утишил. Пообещал, что всё будет хорошо…»
© Чак Паланник "Уцелевший".
- хотя руками душу не удержишь,…нет, равно как и жизнь.


Так и живём, ага..;").

Ф.Н.

@музыка: Igor Cukrov (Croatia): Lijepa Tena

@настроение: ммм....- постБредовое[как всегда.]

23:55 

Голод

Trust can kill you or set you free…
«Люди пребывают во сне. Им кажется, что они любят, но на самом деле они только играют в любовь. Они убеждены, что они добрые, но на самом деле у них черствые сердца. Они едят гамбургеры, читают комиксы, смотрят блокбастеры и уверены, что это жизнь. Люди пребывают во сне. Кто-то должен разбудить их!»
© Анхель де Куатьэ «Вавилонская блудница»
.


-…и их будит голод



Голод

Ты выпиваешь меня ,
сушишь своими устами, девочка.
Голод силён,
голод по телу гибкому, пальцам ласковым.
Слов твоих сладок яд,
пью его,
не напиться. Стрелочки
нашего времени сбились со счёта.
А ты стаскивай

кожу мою,
чтобы в неё спеленать свои прихоти,
похоть
и
просто надобность.
Мне ведь не жалко, честно я
всё отдаю тебе,
всё…до единого.
Приходи только, приходи,
слышишь (?), милая.
Будешь вдыхать меня ласково,
не любя.

Ведь не прошу любви,
просто люби меня…
временно…
я пока жив, да, живу…на пол выдоха.
Жду тебя, жду
чтобы в зрачках отразиться твоих
на тот миг что отмеряно
мне.
Мне одному.
Я себя на ладошке твоей выложу

ангельской пылью, рваными марками.
Ты бери.
Высшего сорта товар,
срок пригодности –
по желанию.
С меткою *до навсегда*.
Сразу да все прими
не разбавляя другими.
Чтобы не спутать пламени

наших огней,
с языками гиены огненной.
Я преисподняя – лягу у ног твоих
тихо так…
Не обжигая,
лизать твою душу сродненной
мне…
и прогибаться б нам точно в такт.

Рви мою душу,
рви на лоскутья тряпкою,
если потом ты наряд для себя из неё сошьёшь
и поструиться она по чертам твоим
мягкою,
нежною кровью,…
что порами ты вопьёшь…

Девочка,
счастье моё,
счастье для многих рук…
я ненавижу их,
я ненавижу их запах,
следы,
объятья.
Выпей меня,
я молю тебя,
выпей нектар из мук
(радостью мою по тебе
и мои ж проклятья.)

Ты убиваешь меня,
убиваешь когда уходишь,
девочка
Я закрываю двери
и плачу голодом.
Ближе к сознанию, я завожу часы,
наша стрелочка
еле пульсирует.
Жизнь заметает
холодом.

13.05.2009

© Fenix Nef/86


«Вокруг нее нет живых людей, только куклы. Она не понимает, что им тоже больно. Она не знает, что счастье — это не когда тебе не больно, а когда ты кого-то защищаешь от боли. Да, она эгоистка. Это так…»
© Анхель де Куатьэ «Вавилонская блудница»
.



пс. ….написанное От и Для голода одного великого эгоиста, который в любимых людях растворяет себя до конца. Не жалея. Как бы он от сего и не отрекался, но оно именно так, да, Д.?


И в добавок, вариант стандартной разбивки, т-к в ней будет некоторым реально легче читать:

читать дальше




Ф.Н.

@музыка: Apocalyptica: Hope vol.2 (feat. Matthias Sayer)

@настроение: ммм....- постБредовое[как всегда.]

16:02 

«Жизнь взаймы»

Trust can kill you or set you free…
Ну что, продолжаю традицию. Не так давно почла сие произведение «Жизнь взаймы», Ремарка. Честно, вероятно я читала его на расколе моего прошлого и моего сейчас. Когда больше всего хотелось не просыпаться утром, когда дышалось по инерции и т.д. И эта книга очень многое изменила для меня. Очень. Она учит ценить жизнь, ту, которая у нас есть, ту, какой мы можем её для себя сделать, если откинуть факто того, что мы с рождения обречены на смерть и не считать эту странную закономерность за бич. А просто жить в согласии с ней и со своим миром.

И так, поехали:


Эрих Мария Ремарк.
«Жизнь взаймы»


Одна из центральных истин книги, да и моей жизни тоже
:
«..свобода - это не безответственность и не жизнь без цели. Легче понять, какой она не бывает, чем какая она есть.» - аминь.


« - Я так и знал. Ты счастлива?
- А что такое счастье?
- Ты права. Кто знает, что это такое? Может быть, держаться над пропастью.
»
- скажу даже больше, держаться над пропастью – это даже более чем… Или я настолько морально и душевно изуродован, что иначе я не испытал бы счастья?...Если оно не граничило с противоположным ему… Если б не было б опасности сорваться вниз. Мне и самой, зачастую, странно признавать в себе наличие и способность быть счастливым человеком именно при таких стечениях обстоятельств. Но только так я умею и могу чувствовать.

«Разум дан человеку, чтобы он понял: жить одним разумом нельзя. Люди живут чувствами, а для чувств безразлично, кто прав - о да, чёрт бы их побрал, им действительно безразлично…

«Волков несчастен, он болен, и он заботится обо мне. Когда человек здоров, ему легко чувствовать свое превосходство…» - факт)).

«почти все, чем мы владеем, нам дали мертвые... наш язык и наши знания, способность чувствовать себя счастливым и способность приходить в отчаяние. И вот, надев платье мертвеца, чтобы вернуться снова к жизни, я понял, что все, в чем мы считаем себя выше животных -- наше счастье, более личное и более многогранное, наши более глубокие знания и более жестокая душа, наша способность к состраданию и даже наше представление о боге, - все это куплено одной ценой: мы познали то, что, по разумению людей, недоступно животным, познали неизбежность смерти.»

«Когда ты вздрагиваешь от боли, потому что тебе пронзили сердце, они стенают ей еще, как будто ты и есть убийца.» - *минута молчания* некоторые паузы надо выдерживать, надо, чтоб не выживать, а жить…

«Кто хочет удержать - тот теряет. Кто готов с улыбкой отпустить - того стараются удержать.» - ох, всегда ли так?...или когда тебя спокойно отпускают в тебе начинает играть самолюбие задетое тем, что за твою особу не сильно то и боролись дабы удержать рядом. Эти слова, это двойственная истина, и двойственная она именно из-за изменчивой человеческой натуры...

«Всегда приходится быть быком. Но думаешь, что ты матадор.»

« -Как прошла ваша первая встреча со здешним миром? - спросил он.
-У меня такое чувство, будто я оказалась среди людей, которые собираются жить вечно. Во всяком случае, они так себя ведут. Их настолько занимают деньги, что они забыли о жизни.
»

«Ведь самые простые чувства - это и есть самые сильные чувства. И одно из них - ревность.» - не могу не согласится.

«…знаю, что умру, - думала она. – И знаю это лучше тебя, вот в чем все дело, вот почему то, что кажется тебе просто хаотическим нагромождением звуков, для меня и плач, и крик, и ликование; вот почему то, что для тебя будни, я воспринимаю как счастье, как дар судьбы…»

«Праздники... как бы это получше выразиться... наводят на меня грусть. Устраивая их, всегда хочешь что-нибудь забыть... но забыть не удается.»

«- Ты живешь смертью, как я - женщинами, которые в панике из-за того, что их время кончается. Или, вернее, ты сама в панике, а твой жиголо – это смерть. Разница только в том, что он тебе всегда верен. Зато ты обманываешь его на каждом шагу.» - в контексте книги великолепное сравнение.

«Юмор - плод культуры в сочетании с варварством..» - ну да, богатая славянская речь на пару со светлым разумом воспитанном на нашей то культуре…угу..

«Просто никто из нас не хотел отвечать за другого, каждый стремился получать все... ничего не давая взамен…»

«Нельзя построить семейное счастье в Тулузе, на крыльях бабочек, даже если одеть их в свинец. Удивительно, как эгоизм ослепляет. Если бы дело касалось кого-нибудь другого, он бы меня сразу понял, но, когда дело коснулось его, он вдруг ослеп.» - «…всегда так будет - те, кто нас любит,
нам рубят крылья и гасят свет…» © Агата Кристи «Извращение»


«Видимо, всегда надо оставлять немного свободного места; не нужно полностью завершать рисунок, иначе не будет простора для фантазии. Ты тоже так думаешь?» - сделать чертёж этой мысли и примерять его на отношения – получим ту же ситуацию и тот же эффект.

«-Что общего между любовью и правдой?
- Разве любовь не является противоположностью правды?
- Нет. Противоположность любви - смерть. Горькие чары любви помогают нам на короткое время забыть о ней. Поэтому каждый, кто хоть немного знаком со смертью, знаком и с любовью.»

«Вы носите смерть, как другие носят платье, отливающее разными цветами. Это и есть ваш настоящий любовник, по сравнению с ним все остальные ничего не стоят. Вы знаете это, но стараетесь забыть, что приводит в отчаяние людей, которые хотели бы вас удержать. От смерти вы бежите к жизни.»

«Если ты хочешь где-нибудь жить, значит, ты хочешь там умереть.»

«…что все на свете содержит в себе свою противоположность; ничто не может существовать без своей противоположности, как свет без тени, как правда без лжи, как иллюзия без реальности, -все эти
понятия не только связаны друг с другом, но и неотделимы друг от друга...»

«От судьбы никому не уйти. И никто не знает, когда она тебя настигнет. Какой смысл вести торг с временем? И что такое, в сущности. длинная жизнь? Длинное прошлое. Наше будущее каждый раз длится только до следующего вздоха. Никто не знает, что будет потом. Каждый из нас живет минутой. Все, что ждет нас после этой минуты, - только надежды и иллюзии.»

- это даже не оправдания моего способа жизни – жить минутами, жить только тем, что есть сейчас, это скорее лейтмотив моей сущности.
.



пс. Тоже, кто пожелает, могу поделиться этой бесценной книгой… и пусть каждый измерит её ценность для себя своим же мерилом жизне- мысли.


Ф.Н.

@музыка: Ryan Star: Brand New Day

@настроение: [хЗейное]

14:18 

Мы: состояние – врознь.

Trust can kill you or set you free…
«Нельзя привязываться к людям всем сердцем, это непостоянное и сомнительное счастье. Еще хуже - отдать свое сердце одному-единственному человеку, ибо что останется, если он уйдет? А он всегда уходит..
© Эрих Мария Ремарк «Станция на горизонте»
.



Мы: состояние – врознь.


…я не смогу написать об этом тебе,
не смогу,
не проси.
Прав не давали,
но мне их никто б и не выдал
(не надо).
Разве такие как я с льдом горячем в груди
Могут любимыми быть?
– правда нет?
...так и знала..

Воздуха мало теперь, а я,
правда,
тобою дышу,
до асфиксии,
удушья от стонов в молчанье.
Господи боже, ну разве я много прошу?
- даже не счастья…
а просто объятий.
Прощанье -

вечный мой множитель, спутник.
Я скоро на ноль
душу свою изведу
выгорая при каждом мгновенье
когда губы твои моё тело –
то в радость,
то в боль
окунали,
сознанье терялось в горячем забвенье.

И
в такие моменты
за вечное миг принимала,
как таблетки
для радости.
Лож от себя для себя.
Я,
наверное,
слишком собою играла.
Теряла
то, что было
и не было
в цифрах календаря.

…а как жалобно плачет реальность на трещинах дня,
она знает,
что лопнет в душе
струна ложного счастья
и изрежет её своей правдой,
совсем не щадя…
я звездой на закате зажгусь,
отгорю
и
погасну

до паденья,
до рук твоих – звёздная пыль…
это всё…
и не больше,
не больше, ты слышишь.
Меня не осталось.
Я все спички зажгла в одночасье
- …твоё и моё
отгорело,
отбилось по венам истерикой,
выпало в жалость.

Написать тебе это?..
- да кто я (?!)…
(на сутки любовь).
Рассказать тебе правду?...
- зачем же?…
- она ж без защиты,
- беззащитная,
знаешь, ей больно. Её хочется вновь
прорасти в чужом теле улыбкой
(не косметикой смытой

с мягкой кожи….)
- ну да,
отпечатки меня надо смыть,
чтоб не помнить что было,
а было ли?
(- знаешь, не с нам.).
Этой девочке просто хотелось кого-то любить,
ты был кем-то,
не более.
Кем-то,
кого
я
не знаю.


12.05.2009.


© Fenix Nef/86



пс. …и вот внутри, зараза, эта двойственность. Она меня разрывает на части. Моё *да*, моё *нет*. А толку то?.. Мы обречены, так как сами себя обрекли, а по иному и не может быть.
Фауст, вправь мне мозги, а то я от самоанализа скоро потеряю связь с реальностью.
Хотя, я ведь, как и ты, всё равно сделаю по-своему…
Ну да, кто бы сомневался.
…но чёрт бы меня побрал, я хочу его почувствовать опять…ммм…и это меня пугает.


Ф.Н.

@музыка: BoomBox: Та, что...

@настроение: постБредовое[как всегда.]

14:58 

Станция на горизонте

Trust can kill you or set you free…
Давненько я не делала выдержки самого ценного из прочитанного. Конечно, целостность произведения сие не даст, но…возможно кому-то нагонит аппетит для прочтения.
И так…произведение
«Станция на горизонте», автор - Эрих Мария Ремарк.


Мммм, простая истина книги (сложная истина жизни) в следующей фразе:

«Что-то в нас лишнее - наш разум или наша кровь. Было бы проще, будь у нас только одно из двух».


«Логически мыслить - это, по-моему, правильно, а логически жить - нет…»

«Нельзя привязываться к людям всем сердцем, это непостоянное и сомнительное счастье. Еще хуже - отдать свое сердце одному-единственному человеку, ибо что останется, если он уйдет? А он всегда уходит...» – такая больная, болезненная истина…

«Человек должен либо вообще не уезжать, либо вообще не возвращаться, ведь по возвращении никогда не находишь того, что оставил, и впадаешь в разлад с собой.»

«Почему вы считаете, что каждый шаг поближе приносит разочарование?
- Он не приносит разочарование. Он просто гораздо меньше дает. Уточняет, проясняет, завязывает отношения и - скажем прямо - снимает чары.
- Это теория.
- Конечно и было бы очень глупо следовать ей в жизни. Это вообще нелепость - жить согласно принципам, хоть бы и безупречным. Теория - это лекарство, ее принимают, когда она необходима и, по возможности, с примесью софизмов.
- Это удобно.
- Всякое удобство имеет прежде всего то преимущество, что оно удобно. Есть у него и другое: что оно легко подворачивается под руку. Почему бы не использовать все это как двигатель для собственного существования?»

«Прогрессивные убеждения насквозь пронизаны логикой. Она составляет гордость целых поколений. Но чувство она парализует, если подразумевать под этим не сантименты, а то гибкое и весьма активное движение души, что сродни спинному хребту кошки - эластичное, пружинящее, всегда готовое к прыжку. Логика создает такую великолепную, такую образцовую ситуацию превосходства, что всякое предположение, будто и вне ее могут найтись достойные внимания области, рассеивается…»

«Старая болезнь. Тяга к оседлости. Она, как малярия, нападает на человека через определенные промежутки времени…»

«Долгая жизнь, ...она научила вас во всех любовных делах первым делом обозначать границы, ибо ни в одной другой сфере катастрофа не может разразиться по такой пустяковой причине, как в этой. Но на меня это не производит впечатления - предусмотрительность, и ничего больше. Если исходить из задачи стопроцентно использовать данную тебе жизнь, тогда то, что вы называете предусмотрительностью, заслуживает более лестного определения: это знание, знание, дарующее человеку превосходство, умение предвидеть.
- Ваше знание несколько сурово обходится с начальными стадиями. У вас замечательные представления о конце; можно надеяться, что вы знаете столь же безошибочные рецепты для начала. Моя щедрость сочетается со здравым смыслом - она простирается только на те области, где я сам еще чувствую себя неуверенно.
- При такой позиции вам редко придется мучиться раскаянием.
- Тем-то она и полезна. Позиция настолько эгоистичная, что с обратной стороны невольно затрагивает сферы высокой человечности - оберегать других...»

«…он знал, что не так важно взять женщину в плотную осаду, как подстеречь у нее момент беспомощности и его использовать, - использовать те странные периоды слабости, какие случаются даже у самой защищенной женщины, когда она, не сопротивляясь, становится добычей первого мужчины, который это заметит (слава Богу, замечают редко). В любви он был своего рода мародером и не строил себе иллюзий на этот счет; по его мнению, именно в этой области трудно соблюдать правила и сражаться лицом к лицу - идя прямым путем, далеко не всегда удается удовлетворить свои претензии к жизни.»

«Две вещи в жизни давались мне с трудом, а я честолюбиво их домогалась: заметить движение стрелки, отмечающей часы, и проследить, как на безоблачное небо проскальзывает утренняя заря. Ни то ни другое у меня не получалось - я не умела достаточно долго пристально наблюдать. Это показалось мне пороком моего воспитания. Мы живем в рассеянном столетии..»

«Величайшее заблуждение считать, будто все ценное долговечно. Апостолы прогресса обманывают этим толпу, которая иначе может взбунтоваться или впасть в уныние. Ценное всегда скоротечно, а посредственность, напротив, устойчива.»

«Однако обладание постоянно связано с недовольством, особенно если оно обещано человеку, но так ему и не дается.»

«Предзакатные часы - как апельсин, не знаешь, что с ним делать: любоваться его видом или впиться в него зубами…»

«А я сейчас думал о том, не слишком ли это мало для человека - вести жизнь без цели. Быть может, лучше сдаться, поставить себе границы и заделаться оседлым. В сущности, с наступлением определенного возраста этого и ждешь. Быть может, это даже закон природы.
- Несомненно, это так. Но я не верю, что он действителен для всех.
- Гонишься за какими-то вещами, пока не начнешь запыхаться, и позволяешь себе катиться, словно шар, от одного вихря событий к другому, в погоне за небывалыми ощущениями твоего «я». Иногда мне кажется, я стою на распутье: с одной стороны, такое же существование, как доселе, главная цель коего - польстить собственному самолюбию, сдобрив его скепсисом; с другой - жизнь, солидно обустроенная и разумная, основательная и прочная, скрепленная знанием и волей.»

«Мы живем такой же внутренней жизнью, как человек, который любит одну единственную женщину (достойную сожаления) и все на свете объявляет суетой сует. Ради этого мы соответственно развили наши органы чувств и натренировали их на переживания, - эти фильтры наверняка не пропустят наружу ничего такого, что извлекает эгоцентрик. Единственное наше отличие - темп. Другой медлителен, неповоротлив и мало чего достигает; мы быстрее, подвижнее и потому достигаем многого. Мы любим многое точно так же, как тот - свое малое, оно нам так же необходимо, как ему. Разница только в степени, а не в сути. Почему надо от чего-то отказываться, если это не ведет вглубь.»

«Утешает только одно: кто так жаждет оседлости, не достигнет ее никогда. Человек, оседлый по натуре, жаждет авантюр.»

« - Подумайте о том, что мы сейчас говорим о мелочах. Было бы крайне утомительно иметь ко всякой пустяковине определенное отношение. К тому же и очень скучно. Лучше держать про запас сколько-то непроштемпелеванных мнений, чтобы выискивать среди них именно то, что нужно. Это нечто вроде всегда болтающихся в кармане мелких денег на второстепенные нужды.
- А ради первостепенных, значит, надо быть во всеоружии убеждения?
- Слова, слова... Говорят так и говорят эдак. Важно то, чего в данный миг тебе хочется. При чем тут оружие? Мы совсем не герои. Любовь к оружию - чисто женское свойство. К сожалению, это свойство господствует в мире. Даже адвокаты иногда желают быть крестоносцами сердца. Ужасающее честолюбие.
- Уберите его - и что останется?
- Зачем убирать! Только ограничить. Воспринимать побуждения как побуждения, а не как законы. Жизнь не такая уж веселая штука. За конфликты надо быть благодарными. А конфликты из-за женщин - самые удобные, самые частые и самые примитивные. Разве можно не заметить, что это просто вариации одного и того же?
- А разве можно было бы вынести бесконечное множество сюжетов? Как бы мы тогда отличали вкус от безвкусицы?..
- Невыносимо и то, и другое, но все же это было бы не так надоедливо.
- Зато более утомительно.
- Более занятно.
- Более пошло.»

«Одна из маленьких хитростей - знать, что при тяжелых душевных состояниях неодушевленные предметы приносят больше облегчения, чем чье-то сочувствие или утешение. Человек в отчаянном положении - он берет и переодевается в любимые вещи, и вот уже все стало проще, чем за минуту перед тем; или же он не запирается в четырех стенах, а начинает ходить, ровно дыша, ходит и замечает, как отпускает напряжение...»

«…способ - дожидаться решений, нимало о них не заботясь, - самый лучший.»

«Странная вещь: чувство долга бывает у человека до двадцати пяти и после тридцати пяти лет, - в первый раз на почве идеализма, потом - из практических соображений. Промежуток - это время капризов и безрассудных идей.»

«Я разбрасываюсь. Не держу хорошенько в руках что-то одно, напротив, вокруг скользит столь многое, но я ничего не удерживаю, да и не стараюсь удержать. Иногда у меня такое чувство, будто я качаюсь туда-сюда: справа - покой, слева - беспокойство... будто качаюсь в последний раз, ибо решение зреет.
- Решения, пожалуй, принимаются только до двадцати лет. Потом первая форма оказывается уже затвердевшей. Что происходит позднее, возможно, принимают за решения потому, что для этого имеются более громкие названия. Но чаще всего это бывает всего лишь рябь на поверхности, перемена окружения, возможно, также и склонностей, но решения - с ними давно все решено.
- До сих пор я жил, ужасно боясь оказаться на распутье, но увидел, что этого все же не избежать. Я должен решить, как пойдет моя дальнейшая жизнь. Раньше я всегда думал, она пойдет, как сейчас, теперь я уже не так уверен - мне начинают нравиться границы, по крайней мере, я смотрю на них другими глазами. Раньше я воспринимал их как препятствие; теперь понимаю, что они могут заставить сосредоточиться. Тут целый комплекс: тишина, покой, клочок земли, возможно, еще и жена, работа, добровольное решение укорениться, расшириться, круг обязанностей, - словом, прочное существование. Вы знаете, что и об этом существует четкое представление: жизнь, направляемая из центра, а не с периферии, радиус, а не касательная.
- Я старая женщина и успела узнать: не существует ни прочных уз, ни прочного союза. Однако существует прочное отторжение…»

«Когда с человека, таскающего камни, снимают его бремя, он испытывает облегчение, - продолжала принцесса. - Когда снимают бремя с души, она стонет. В течение жизни многих поколений мы так отучились от свободы, что балласт воспринимаем как добро. Зачем вы хотите что-то на себя взвалить? Не важно, как течет река - прямо или с тысячью излучин; главное, чтобы она впадала в море, а не в пруд, который вертит мельницы и в котором мочат лен и полощут белье...»

« Нет ничего бесполезнее языка. Замечаешь это, когда подолгу бываешь в одиночестве. Язык приходит с улицы, и что-то от нее в нем всегда остается. Он обобщает до недоразумения то, что должно оставаться личным. Хорошего язык принес только одно...
- Он способствовал заблуждению, будто бы содержание важнее формы...
- Дело не в том, сколько земли мы выберем из какой-то шахты, а в том, как мы примемся за эту задачу. Жест важнее содержания. Содержание известно, оно скучно и в итоге бессмысленно, ведь мы умираем, не вникнув в него, и оно к нам не относится. Оно нам чуждо, и мы над ним только попусту бьемся. А вот жест принадлежит нам, он настолько наш, что без нас его не существует. И оттого, что он так связан с нами, он вечен. Но это ничего не значит, слово «вечный» в буквальном смысле подобно вспомогательному глаголу. Те истины, не постигнув коих, мы умираем, - не имеют смысла. Тем не менее, искать их хоть и не геройство, но все же достойное дело. Можно плыть по течению, это делаешь недолго, - ведь только когда перестаешь высматривать трансцендентальные раздвижные двери и мосты, начинается жизнь, в центре которой стоим и остаемся стоять мы сами. Как мы потом это делаем - безразлично, я избрала для себя несколько отдаленную область, на которую и обратила свою заботу, тщание и любовь - вот эти изящные создания, что так мало напоминают о тяжести и о шагах.»

«…у каждого в сердце сидит унаследованная склонность к предательству

«Не надо пытаться спасти то, что отжило свой век. Музеи это подтверждают. Прелесть Афины там покрывается пылью под стеклом или в залах со стеклянным потолком.
- Как прекрасно было бы, если бы от них ничего не осталось, кроме легенды.
- Это лишило бы тысячи людей чувства собственного достоинства и куска хлеба - всех тех, кто вещает об этом с кафедр или ищет какой-нибудь обломок, какого другие еще не знают.
- Вот так выглядит ныне бессмертие...»

«…любить и разрушать - родственные понятия

«Ведь оба превыше всего ценили жест, ибо жест был частью формы, а форма более священна, нежели содержание

«…разрыв не всегда означает конец, а часто бывает ступенькой для восхождения...»

«Тени - это вообще странная штука, - отозвался Кай. - О них можно споткнуться…»

- и так, дорогие мои, не наступайте на свои тени и тени своего прошлого. Иначе падение будет неизбежным, но лишь для одного из вас.


пс. Книга у мну есть, кому надо могу выслать, чтоб вы не мучались с поиском, как сие делала я.
ппс. Когда я искала книгу сего автора, которой, к сожалению в сети не нашлось, мне линком выдало на заметку одной девушки в ЖЖ, на тему Ремарка… То что я там прочла, убило, цитирую: « -..Эрих Мария Ремарк – моя любимая писательница..» - далее читать у меня не было не сил не любопытства к человеческому идиотизму которое является побочным эффектом желания человека казаться умнее методом рекламы себя со стороны шибко начитанного и подкованного в л-ре человека. Нет, ну какого не читав, писать такое то?... это как минимум низко…Эта барышня даже не в курсе, что его имя – Пауль и в честь кого он взял вместо сего имени, имя – Мария. Да уж, мы живём в спешном столетии, скомканном…


Ф.Н.

@музыка: Олег Медведев: Вышли все мои сроки

@настроение: [хЗейное]

16:25 

Meine Lichtgestalt

Trust can kill you or set you free…
«…всегда так будет - те, кто нас любит,
нам рубят крылья и гасят свет
…»
© Агата Кристи «Извращение»



Meine Lichtgestalt

Ты живёшь на заглавной странице моих снов
на изнанке разбитых мыслей о стёкла глаз,
что не видят сквозь безразличье,
кидая нас
как счета на оплату жизни в огонь костров.

(только он отвергает,
ожогами плоть обдав).
Я тебя написал,
а теперь так боюсь потерять…
….не моя,
не моя…
как же мог я тебя отдать
миру этому, что растопит нас.
Сделав сплав

непонятной субстанции веры
и странных чувств,
разногласия восприятий
и тишины.
Ты молчишь так покорно, не знаешь иной судьбы,
я тебя потеряю с рассветом,
когда проснусь.

Я тебя потеряю,
ты слышишь?...И без тебя
не дожить мне до вечера более,
не дожить…
…моя милая,
я создал тебя чтоб любить,
понимаешь?
– любить, а не слепо губить любя.

Ты простишь меня, девочка,
правда меня простишь?
Я не знал что творил,
я безумец что хочет быть
хоть немного счастливым.
Ты сможешь меня
простить?
За свою непростую боль,
за немую тишь.

Знаешь,
…я обещаю,
…я стану сном.
Тем, в котором ты будешь жить, и, тепло даря,
согревать моё сердце,
что ранее билось зря
в этом мире реалий –
безжизненном
и пустом.

30.04.2009

© Fenix Nef/86


«…и мстит нам космос - уводит звезды.
Туда, где людям дороги нет.
»
© Агата Кристи «Извращение»



Ф.Н.

@музыка: Skin: Faithfulness

@настроение: ..хзейное..

22:55 

Жизнь после [пережитое.]

Trust can kill you or set you free…
«… - Ты счастлива?
- А что такое счастье?
- Ты права. Кто знает, что это такое? Может быть, держаться над пропастью.
»…
© Эрих Мария Ремарк «Жизнь взаймы»




Жизнь после [пережитое.]


Знаешь,
а мы б не выжили, в нашем суровом городе,
замкнутом под замок
из свинца
и морока….
стали бы зуммером безответности
на конце провода,
стали бы тем,
кем не были
– эхом шороха.

Терн обхватил запястий изгиб ломаный,
тонкою змейкою,
держит меня на привязи.
Чтоб от тебя подальше.
Мой дух скованный
роком судьбы
(желаешь такой близости?)

в сердце ввели иглу,
состав капельниц
нынче изменен
– то яд, то раствор холода.
Я же дышу,
на зло,
как вопль плакальщиц,
не замолчу,
и буду бичом города

что поглотил людей в своё чревище,
в серую массу смешал все цвета радуги.
Он на мели,
и злоба – его детище
солнце желает выпить,
как плоть патоки.

Терн усилят хватку,
я бьюсь каплями
по мостовым выжженным,
ливнем праведным,
дабы отмыть морок от плит кафельных,
и от души города грехом раненным.

В сердце гниёт игла.
В состав капельниц
входит осадок прошлого,
пережитого.
Вырву её да с корнем погибшим брошу ниц
наземь больного мира,
но не убитого.

Знаешь,
а мы б не выжили, в нашем суровом городе,
если б не жажда чувств и сердец биение.
Ты набираешь номер,
гудки…
на проводе
небо с тобой общается
в знак спасения.

22.04.2009

© Fenix Nef/86



Ф.Н.

@музыка: Michael Andrews feat. Gary Jules: Mad World

@настроение: ...птичЪе...

01:32 

Бесконечность в ней [для него]

Trust can kill you or set you free…
«..у любви есть двойное дно, я теперь это точно знаю…»
(с) А. Серов «Бесконечная любовь»



Бесконечность в ней [для него]


Он сходил с ума,
он ломал свои крылья и ставил решетки на окна.
Она молча смотрела,
она знала, что он умирает без неба, но в небо нельзя.
И сгорали дотла
две звезды. Их судьба так похожа на стёкла,
чья плоть отзвенела
миллионом осколков…и их приютила земля.

Он ловил её взгляд,
он не знал, как сказать, что так надо…
она ждала, возможно,
она верила в добрую быль.
Но вернуться назад
-невозможно, (ни поздно, …ни рано…).
Лишь идти осторожно,
стелясь по следам словно пыль.

Он вдыхал никотин,
он, наверное, слишком впитал в свою суть человека.
Она нервно кусала губу,
она пальцы колола о перья его, зашивая крыло.
Только он не просил,
так хотелось быть рядом, быть с нею… навеки.
согревая в ладонях золу
(прах их звёздного тела, что в памяти ляжет на дно)

Он закрыл ей глаза,
он смотрел в её душу сквозь веки
она поняла выбор,
-он здесь, он останется с ней….
Разразилась гроза:
небо злилось, что он в человеке
свой полёт заточил.
Она сердцу родному важней.

17.04.2009

© Fenix Nef/86


«Разум дан человеку, чтобы он понял: жить одним разумом нельзя. Люди живут чувствами, а. для чувств безразлично, кто прав.»
© Эрих Мария Ремарк «Жизнь взаймы»



пс. Не люблю я маски без лиц, согласитесь, даже если профиль, который человек создал на дайрике – лишь очередная ипостась человека (либо одна из его личностей, его сторон), у этого профиля всё же есть своя история. Воообщем, без лишних слов и объяснений, ребят, кто меня читает (а не просто заходит для галочки или хз ещё чем руководясь), это последняя запись, которая будет доступна для чтения и комментирования всем.
Все последующие записи, ежели таковые последуют, будут вестись только для списка избранных (моего и у кого я в нём, т-к сколько б вас не было, я время от времени каждого из вас перечитываю по строкам вашего дневника).

ппс. Самое страшное в жизни, это когда для определённого рода действий и поступков людей – нету ни причин, ни подтекста, ни объяснения. Такое пугает больше всего, ибо не поддаётся анализу здравого рассудка (эт я к событиям в жизни обожаемого мной доктора Грэгори Хауса. Хотя, когда мес. тому делалось предположение кого попрут из сериала, я поставила на него (на персонажа, которого методом самоубийства вычеркнули), иные мне как-то роднее, видимо).

Так фффто – ничего страшного)))
Шоу должно продолжаться, и оно будет это делать, я это гарантирую, до последнего удара сердца ;).


«…От судьбы никому не уйти, И никто не знает, когда она тебя настигнет. Какой смысл вести торг с временем? И что такое, в сущности. длинная жизнь? Длинное прошлое. Наше будущее каждый раз длится только до следующего вздоха. Никто не знает, что будет потом. Каждый из нас живет минутой. Все, что ждет нас после этой минуты, - только надежды и иллюзии.»
© Эрих Мария Ремарк «Жизнь взаймы»



Ф.Н.

@музыка: SpiRitual: Nahash

@настроение: [виртовое]

00:45 

Осадок [тебя].

Trust can kill you or set you free…
«Самая главная проблема в жизни - это страдание, которое причиняешь, и самая изощренная философия не может оправдать человека, истерзавшего сердце, которое его любило.»
© Бенжамен Констан




Осадок [тебя].

Слышишь дождь за твоим окном ?...
– просто слёзы души моей,
да слова о возможном, …
- ты ж окна закрыла наглухо,
(как на смерть для меня приговор),
а я бьюсь у двери твоей
грязным порохом улиц, чужими следами.
На ухо

я шепчу тёплым ветром,
а ты ворот повыше,
да шаг ускоряешь
прочь от нас, ….лишь бы врознь.
Мне бы выпить холода
грамм так 100,
а потом повторить до беспамятства.
Убиваешь,
меня убиваешь.
Да не знаешь такого голода,

когда каждою клеткою чуют тебя,
хоть нет шороха
даже вздоха
иль взмаха ресниц.
Мне б таблеток для счастья
(тет-а-тет) только я и оно
и хмельная завеса морока
на простывшие чувства к тебе
( чёрт возьми)
до ненастья.

…а потом я с улыбкой юнца из багровых, бездушных льдинок
соберу некролог о забытой любви,
о ненужных словах.
И о стёкла твои разобьётся молчаньем снежинок
алый снег.
Это я выдыхаю тебя
по слогам.


30.03.2009

© Fenix Nef/86


Ф.Н.

@музыка: 8Stops7: Uninspired

@настроение: ...птичЪе...

19:15 

Монолог сумасшедшего

Trust can kill you or set you free…
…не горизонт вижу я — знак минуса
к прожитой жизни. Острей, чем меч его,
лезвие это, и им отрезана
лучшая часть. Так вино от трезвого
прочь убирают и соль — от пресного.
Хочется плакать. Но плакать нечего.

18 декабря 1972 г. Й.Бродский




Монолог сумасшедшего


…а смерть отложили, ты знал?...как посмели?...
Ну кто им сказал,
что ещё не время?
Что эти часы поломаны, а мои намеренно стоят?
- …что теперь?...внутривенно сон и битны постели?
Дабы я больше не ломал
ни замки, ни двери?
Ведь они не лечат, не спасают. Выставляют в ряд
под расстрел из капельниц – вязкий яд.

Да по телу тонкому, я почти прозрачен…видишь?-
Это сердце. Чёрное?...
-не иначе.
Ты его послушай, не услышишь. А оно так тихо шепчет:
«- нету сил…». - Что ж ты тяжко дышишь?...
-нервы, говоришь, не те уже.
И не смогут выдержать удара.
Ты приляг подле меня, покой беспечен
в час меж посещеньями…забвенен, вечен.

А ты знал?.. .я ведь должен молчать. Да, я нем.
Так записано в карте
иль книги
в истории хвори. Но им я не верю (ей тоже)…
они сговорились…меня за предел,
за жизни черту отвести
и забыть меня там.
Навсегда, так – как будто и не было. Смятое ложе,
одежды огрызки…и всё?…что останется после меня. – Да, похоже…
…-похоже, что да.

21.03.2009

© Fenix Nef/86



пс. для почитателей творчества такого великого человека, как Йосиф Бродский, делюсь адреском на стихотворение, которое является предисловием к моему: www.litera.ru/stixiya/authors/brodskij/ptica-uz... . Это ж на сколько надо быть смелым и сильным, что писать такое?...

ппс. Сид, громадное сиб за эту песню, птицЪ экстазирует вторые сутки.


Ф.Н.

@музыка: Three Days Grace: Pain

@настроение: [виртовое]

00:32 

Волки...уходят в небо (не ваше небо).

Trust can kill you or set you free…
"Когда ты вздрагиваешь от боли, потому что тебе пронзили сердце,
они стенают ей еще, как будто ты и есть убийца.
"
Эрих Мария Ремарк, «Жизнь взаймы»



Есть на свете люди, для которых нету пары. Они видимо настолько цельные сами по себе, что в союзе с другим, разрушают и его, и отношения. Я один из таких уродов. Видимо, я – бирюк.

Чувствую себя степным волком. Но не чистокровным, а с примесью собаки. И собака во мне очень нуждается в человеческом тепле, в руке на холке, в добрых словах. Да, будучи собакой, я могу и укусить, но собачья преданность – гораздо сильнее и дороже из всего, что она может дать любимому человеку, - хозяину. Волку в такие моменты не уютно, но…он прекрасно знает непостоянную человеческую натуру. И любые перемены в жизни хозяина, будут не в пользу собаки. Человек выберет перспективу, а не преданность, человек выберет деньги, а на живое существо, принадлежащее ему. Человек в первую очередь будет делать выбор для себя, а собака положит мордочку на лапы и тихо заскулит. Со временем, у неё не будет желания смотреть в глаза хозяина, она будет стараться забыть их и то, что некогда в них видела. Волк будет терпеливо ждать, пока скул не сорвётся на молчание, и тогда он возьмёт верх. Он не за что не последует за тем человеком, ему будет противен его запах, и он будет держаться от него как можно дальше.
Убежит в степь, в леса…пусть нет больше крыши над головой, и ветер бывает злым, и холода не из мягких, но подальше от пагубных рук людей, чьи ласки только туже затягивают ошейник на шее, покуда тот не превращается в петлю. И он будет бежать, покуда будут силы, надеясь, что собака в нём проснется, когда он будет уже очень далеко….и в тот момент, волчий вой перейдёт в собачий скул. Но его уже никто не услышит кроме бескрайних небес и далёких звёзд.

Пристрелите во мне собаку, люди, дайте волю волку. Навсегда.



рs. Ничего нельзя вернуть, то, что прошло, навсегда принадлежит прошлому и возврату не подлежит. Но порой, ломается тонкая грань реальности сегодня и памяти прошлого. В такие моменты, хочется вернуться и исправить то, что содеяно, но за невозможностью сего действа, из груди сначала тихонько, не смело пробивается всхлип, потом чувства полностью берут верх и вой души вытекает слезами по щекам. Ничего нельзя вернуть, можно лишь не повторять в своей персональной истории жизни те маленькие либо большие трагедии, которые так дорого стоили, и которые всегда будут болеть. Всегда, как бы мы не убеждали себя/других, что всё прошло и пережито.

Простите меня те, кому я делала больно (кого кусал мой волк), простите, потому как я не могу простить ни вас, ни себя.



Ф.Н.

@музыка: Logh: Death To My Home Town

@настроение: [виртовое]

@темы: *мысливслух*, «Осколки мыслей… /Хронология больного разума/»., Клочки жизни, лоскутья мыслей

23:55 

Льдинки в венах

Trust can kill you or set you free…
Вот и все.
На осколках веры каждый выжил
и стал сильней.
Запишу плюс один к победе,
сплюну горечью
*черт бы с ней*

© F.a.u.s.t


Льдинки в венах

Мне кажется,
я почти перестала дышать.
Мне кажется,
жизнь застыла
за миг
до смерти.
И хочется просто закрыв глаза,
навсегда молчать
остаться забытым письмом
в потайном конверте.

Мне кажется,
что зима никогда не уйдёт,
и что холода
и морозы
простудят душу.
и страшно идти,
под ногами столь тонкий лёд,
да режет осколками ступни.
Разбить бы стужу,

как мы разрываем сердца
(на лоскутья),
лишь раны
оставляем на память друг другу.
Вот эта цена,
что оплачена нами.
Слезами омытые шрамы
да остывшее счастье,
(нет пульса),
…-тсс….
-____тишина_______________________......

Мне кажется,
милый,
да нет, ё-моё, я знаю,…
что завтра наступит,
и, чёрт побери,
всё пройдёт.
Но хочется, правда, поверить,
что с солнцем растаю
…на выдохе, детка,
на выдохе кончиться лёд.


19.03.2009

© Fenix Nef/86

Мне бы вылечить
нас обоих
от взаимного:
"Я тебя..."
Нет,
меня не убьет,
не вскроет.
Есть теперь просто
"ты"
и
"я"
.”
© F.a.u.s.t


Так вот...

Ф.Н.

@музыка: Russell Simins: Comfortable Place

@настроение: ...птичЪе...

00:39 

Erased.

Trust can kill you or set you free…
Я слышу не то, что ты мне говоришь, а голос.
Я вижу не то, во что ты одета, а ровный снег.
И это не комната, где мы сидим, но полюс;
плюс наши следы ведут от него, а не к.

© Йосиф Бродский, 1993 год.


Erased.

Я выросла,
знаешь,
я стала взрослее,
злее.
…и больше не плачет в груди заводное сердце…
и даже холодные руки – немного грея,
судьбу обнимают,
как маму когда-то в детстве.

Я стала кусаться,
когда меня нежно в губы
целуют,
но бархат уст – режет острой бритвой.
Подушечки пальцев разбиты,
порвались струны
(уже не сыграть, и не спеть меня).
После битвы

не просят прощения,
не лечат чужие души
больным сожаленьем не возместить утраты,
не искупить что было,
и не разрушить
проклятие серых стен и цепей палаты,

что вы,
зачастую,
зовёте стандартом жизни,
что бьёт по сознанью укором, как мелкой дробью
а я улыбаюсь оскалом
да горькой тризне
последние козыри скину,
на раз
с любовью.

Я выросла,
знаешь,
я стала дороже стоить.
…и подпись дорожит багровой, неровной строчкой
на плоти немого счастья.
Не ставлю больше
кривых запятых, без сомнения только точки.

Я выросла,
знаешь,
и нынче дышу спокойно
и без твоего дыхания – нету ломки.
Утихли в груди стенанья,
о том,
что больно
да горько жилось.
Мы рассыпались на осколки.

10.03.2009

© Fenix Nef/86


Когда-то я знал на память все краски спектра.
Теперь различаю лишь белый, врача смутив.
Но даже ежели песенка вправду спета,
от нее остается еще мотив.

© Йосиф Бродский, 1993 год.


Ф.Н.

@музыка: SOAD: Lonely day

@настроение: постБредовое[как всегда.]

12:55 

[Вера...для неё... /от меня/.]

Trust can kill you or set you free…
"Остаться живым - кино не для всех,
Не ешь меня, серый ветер,
Стучи в меня - это дверь,
Стучи в меня - это дверь
."
© Ольга Арефьева




"..вера для неё..."
Автор фотографии и её обработки - я (Ф.Н.).
© Fenix Nef


[…твоя вера была безнадёжно больна. Недуг сей поразил её сразу, как сознание действительности жгучей тупой болью вонзилось в твоё сердце холодным осенним ветром на загородном кладбище. Когда, держа в руке комок земли, у тебя не хватало духу кинуть его поверх моего гроба, ты отказывалась принять то, что меня не стало. Девочка моя, ты не хотела в это верить, не желала отпускать то, что некогда было твоим, было…дышало с тобой в унисон. Всё рухнуло в одно мгновенье. Ты уже не могла верить во что - либо. Я же всё равно верил в … тебя. Я ни не миг не оставлял тебя. И, мне показалось, когда наш сын впервые копнул тебя в животик своей ножкой, ты ощутила моё присутствие и поняла, что я улыбаюсь. Не могу утверждать, но мне хочется думать, что именно с того момента, ты достала из ящика золотой крестик, который я тебе подарил, и вместе с нашим сыном, в тебе росла вера.]

ps. делюсь осколочком веры: www.lifeisphoto.ru/photo.aspx?id=256845

Ф.Н.

@музыка: Marilyn Manson: Coma Black

@настроение: неЗримое

Cиндром двуцветия *жизненного дальтонизма*

главная